IMG_7315_edited.jpg

Тимур  Рымжанов

писатель-фантаст

сценарист   

кузнец

Биография - это скучно. Расскажу о том, что я помню. Итак, Алма-Ата, середина

70-x  годов XX века.

 

Первое, что всплывает из воспоминаний о детстве, -  это цветы. Такое впечатление, 

что лет до пяти я был окружен цветами. Наш дом у подножия гор, детский сад, улицы -  все утопало в зелени, приглушалось журчанием ручьев и пением птиц.

 

Из воспоминаний о детском саде ярким впечатлением врезалась в память воспитательница в яслях Марина Савельевна, очень заботливая и добрая, несмотря

на вечно торчащую изо рта папиросу и грубый голос.

Еще Дед Василий. Детсадовский плотник и дворник, одноглазый и хромой ветеран войны, который часто пугал нас, вытаскивая свой стеклянный глаз.

 

Помню, когда мне было лет пять или шесть, мы сидели с отцом в нашем саду

под яблонями, где он учил меня играть в шахматы. Незабываемо.

 

Потом был переезд в центр города. Меня продолжали возить в детский сад на двух автобусах, что было совсем непросто. Порой случалось так, что оставляли дома одного, под присмотром соседей, а по факту -  предоставленного самому себе. Все дошкольные воспоминания связаны с каким-то непрерывным состоянием покоя и умиротворенности.

 

Как и многие дети того времени, мы шли в школу почти безграмотными. Первый класс как раз и запомнился тем, что мы изучали алфавит, цифры и простейшие арифметические действия, раскладывая на партах счетные палочки. В конце первого класса я уже был полон устремлений и рьяно искал свой путь в жизни.

 

Кружок астрономии, геологии, моделирования, радиотехники - все это вплоть

до пятого класса. Пионерское детство с линейками, кострами и гимнами. Спасибо моим родителям, они никогда не давили, не гнули свою линию и предлагали выбор. Учили думать своей головой и держать ответ за каждое совершенное действие.

 

А еще моими учителями были горы, степи, леса, поля, реки. Мои дядьки таскали любимого племянника в весьма экстремальные путешествия. Такой опыт может конкурировать с образованием в школе.

 

К примеру, ориентироваться на местности при помощи карты, компаса и внешних примет я научился раньше, чем мы дошли до этого на уроках географии. До пятого класса я уже прошел по трудным маршрутам, покорил три вершины высотой более четырех тысяч метров и пересек две пустыни.

 

Шестой класс. Новый переезд, новая школа. Учеба уже без фанатизма, тем более

что школа мне досталась не простая, с математическим уклоном.

 

Девятый и десятый класс я заканчивал в "Школе Архимеда". В те времена это был весьма смелый эксперимент. Я горжусь тем, что был одним из первой волны выпускников

этой знаменитой школы и учеником этого замечательного человека, Архимеда Искакова.

Громыхала пустыми банками горбачевская перестройка, СССР трещал по швам. Единороги из моих детских воспоминаний скрылись в едком и липком тумане 90-x.

Новый переезд. На этот раз сменили страну. Покинув ставший суверенным Казахстан, мы всей семьей отправились в Россию.

 

Увы, здесь в воспоминаниях только холод. Непрерывный, непреодолимый, везде,

и снаружи, и внутри, и зимой, и летом. Такой пронзительный и колючий, что даже раскаленная печь не спасала. Спас пылающий горн. Раздутый сначала ручными мехами до такой температуры, что душа чуточку оттаяла и принялась жить дальше.

Кузнечное дело я не изучал, я его вспоминал, как бы странно это ни звучало.

Уж слишком просто мне все давалось в этом тяжелом ремесле. А возможно,

что у меня были очень хорошие учителя.

 

В XXI веке я уже точно знал, что буду ковать и писать. Кую железо, кую счастье своей семьи, кую будущее страны. Пишу историю собственной жизни, описываю вымышленные миры, заглядываю в далекое будущее и прошлое. Как и любой человек

на планете, желаю, чтобы мы жили в мире, без войн и болезней. Окруженные чистой природой с пушистым белым снегом, с густыми лесами, полями и садами, полными цветов, которые станут яркими детскими воспоминаниями для будущих поколений.